Постановление конституционного суда о прекращении уголовного преследования

Представлял интересы Алексаендра Певзнера по делу о конфискации картины "Христос во гробе". С другой стороны, данным постановлением судьи Конституционного Суда России открыли ящик Пандоры, создав, на наш взгляд, весьма опасный прецедент необоснованного нарушения одного из фундаментальных принципов права - принципа презумпции невиновности. После того, как экспертизой было установлено авторство Брюллова, Александру предлагали на различных условиях оставить картину в Русском музее. Отказ коллекционера привел к возбуждению против него уголовного дела о контрабанде, которое в году было прекращено Выборгским городским судом Ленинградской области в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. Вместе с прекращением уголовного дела суд постановил конфисковать картину как орудие преступление, оставив ее на хранении в Русском музее. Ленинградский областной суд, рассмотрев в год жалобу Александра на указанное постановление в части, касающейся конфискации картины, постановление суда первой инстанции отменил и определил вернуть полотно законным владельцам — Александру и Ирине Певзнер.

Если Вам необходима помощь справочно-правового характера (у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, в МФЦ необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают), то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:

  • Для жителей Москвы и МО - +7 (499) 653-60-72 Доб. 448
  • Санкт-Петербург и Лен. область - +7 (812) 426-14-07 Доб. 773

Конституционный Суд РФ вынес очень важное и полезное для стороны защиты постановление по делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина М. История вопроса Максим Бондаренко прошел следствие, суд и медные трубы. Его сначала оправдали, но затем Краснодарский краевой суд оправдательный приговор отменил, и при новом разбирательстве уголовное дело было возвращено прокурору в порядке ст. Казалось бы, у реабилитированного Бондаренко появилось заслуженное и неоспоримое право требовать возмещения имущественного вреда, связанного с уголовным преследованием. Но не тут-то было: неприятные приключения невиновного продолжились.

Санкт-Петербургский городской суд постановление о прекращении уголовного районного суда Санкт-Петербурга о прекращении уголовного преследования Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской. В постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 02 марта года № 4-П отражено, что прекращение уголовного дела в связи с. Постановление Конституционного Суда РФ от 2 марта г. N 4-П свои права в случае прекращения уголовного дела за истечением сроков давности дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

КС запретил игнорировать обвиняемых при прекращении уголовного дела

N П город Санкт-Петербург "по делу о проверке конституционности части первой статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 24, части второй статьи 27, части первой статьи и пункта 1 статьи Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки А. Зорькина, судей К. Арановского, А. Бойцова, Н. Бондаря, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Л. Жарковой, С. Казанцева, С. Князева, А. Кокотова, Л. Красавчиковой, С. Маврина, Н. Мельникова, Ю. Рудкина, О. Хохряковой, В.

КС запретил прекращать дела по декриминализированным статьям без согласия обвиняемых

N П город Санкт-Петербург "по делу о проверке конституционности части первой статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 24, части второй статьи 27, части первой статьи и пункта 1 статьи Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки А. Зорькина, судей К. Арановского, А. Бойцова, Н. Бондаря, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Л. Жарковой, С. Казанцева, С. Князева, А. Кокотова, Л. Красавчиковой, С. Маврина, Н. Мельникова, Ю. Рудкина, О. Хохряковой, В.

Ярославцева, руководствуясь статьей часть 4 Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, , 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности части первой статьи 10 УК Российской Федерации, части второй статьи 24, части второй статьи 27, части первой статьи и пункта 1 статьи УПК Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданки А. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявительницей законоположения. Заслушав сообщение судьи-докладчика Н. Мельникова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил: 1. Заявительница по настоящему делу гражданка А. Тихомолова оспаривает конституционность части первой статьи 10 "Обратная сила уголовного закона" УК Российской Федерации, части второй статьи 24 "Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела", части второй статьи 27 "Основания прекращения уголовного преследования", части первой статьи "Прекращение уголовного дела или уголовного преследования" и пункта 1 статьи "Прекращение уголовного дела или уголовного преследования в судебном заседании" УПК Российской Федерации.

Как следует из жалобы и приложенных к ней материалов, в связи с вступлением в силу Федерального закона от 3 июля года N ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности", которым, в частности, статья "Побои" УК Российской Федерации была изложена в новой редакции, декриминализующей деяние, в совершении которого обвинялась А.

Тихомолова, мировой судья, возбудивший в отношении нее 7 сентября года уголовное дело частного обвинения, поставил в состоявшемся 26 августа года судебном заседании вопрос о его прекращении по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации за отсутствием в деянии состава преступления.

Несмотря на возражения обвиняемой, которая просила рассмотреть уголовное дело по существу и вынести в отношении нее оправдательный приговор, мировой судья постановлением от 26 августа года дело прекратил, указав, что к этому моменту преступность и наказуемость инкриминируемого ей деяния устранены новым уголовным законом.

Останкинский районный суд города Москвы, рассмотрев апелляционную жалобу А. Тихомоловой, оставил постановление мирового судьи без изменения, а жалобу заявительницы без удовлетворения апелляционное постановление от 8 декабря года.

Не согласившись с указанными судебными решениями, А. Тихомолова обратилась в Московский городской суд, настаивая на том, что производство по ее уголовному делу должно быть прекращено в связи с отсутствием события преступления, однако постановлением от 30 марта года в передаче ее кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции было отказано. Судья Верховного Суда Российской Федерации, отказывая постановлением от 11 июля года, с которым согласился заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации, в передаче для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции кассационной жалобы А.

Тихомоловой, в которой утверждалось, что прекращение производства по ее делу по такому основанию, как отсутствие состава преступления, незаконно, поскольку отсутствует само событие преступления, отметил, что ее доводы могут быть проверены в порядке административного судопроизводства. По мнению гражданки А. Тихомоловой, оспариваемые ею законоположения противоречат статьям 15, 17, 18, 19, 21, 23, 45, 46, 49, 52, 55, и Конституции Российской Федерации, поскольку позволяют прекращать уголовное дело в связи с принятием закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, при категорическом возражении обвиняемого, чем создают условия, не позволяющие ему обжаловать в суде сам факт незаконного привлечения к уголовной ответственности, законность и обоснованность выдвигавшегося обвинения, возражать против прекращения дела по данному основанию и тем самым препятствующие восстановлению нарушенных прав.

Соответственно, с учетом требований статей 36, 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" часть первая статьи 10 УК Российской Федерации, часть вторая статьи 24, часть вторая статьи 27, часть первая статьи и пункт 1 статьи УПК Российской Федерации являются предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу постольку, поскольку на основании содержащихся в них положений в их взаимосвязи решается вопрос о прекращении возбужденного судом по заявлению потерпевшего или его законного представителя уголовного дела частного обвинения в связи с принятием закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, вопреки возражениям обвиняемого, настаивающего на вынесении решения по существу уголовного дела.

Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому судебную защиту его прав и свобод на основе принципов равенства перед законом и судом, а также состязательности и равноправия сторон статья 19, часть 1; статья 45; статья 46, часть 1; статья , часть 3 , относит уголовное и уголовно-процессуальное законодательство к ведению Российской Федерации статья 71, пункт "о" и наделяет федерального законодателя правом как устанавливать в законе ответственность за правонарушения, так и устранять ее, а также определять основания, порядок и условия, при которых возможен отказ от применения мер государственного принуждения, с учетом конституционной обязанности государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, охранять достоинство личности, нравственность, здоровье, честь и доброе имя каждого статьи 2 и 18; статья 21, часть 1; статья 23, часть 1; статья 55, часть 3.

В порядке конкретизации положений статьи 54 часть 2 Конституции Российской Федерации часть первая статьи 10 УК Российской Федерации закрепляет, что уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Вместе с тем - исходя из того, что, по общему правилу, преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время его совершения, каковым признается время совершения общественно опасного действия бездействия независимо от времени наступления последствий статья 9 УК Российской Федерации , - решением о прекращении уголовного дела в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость соответствующего деяния были устранены новым уголовным законом, констатируются, с одной стороны, наличие самого деяния, содержавшего признаки преступления, а с другой - отсутствие в нем преступности и наказуемости по смыслу нового уголовного закона.

В таком случае применение нового уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, не связано с оценкой правомерности имевшего место уголовного преследования как процессуальной деятельности, осуществляемой стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления пункт 55 статьи 5 УПК Российской Федерации , и не предопределяет ее, а прекращение уголовного преследования - хотя и со ссылкой на пункт 2 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации отсутствие в деянии состава преступления - не порождает у подозреваемого или обвиняемого права на реабилитацию и не свидетельствует ни о законности и обоснованности выдвинутых обвинений, ни о восстановлении его чести и доброго имени.

Необходимость получения согласия подозреваемого, обвиняемого на прекращение уголовного дела по нереабилитирующему его основанию обусловливается требованием соблюдения гарантируемых Конституцией Российской Федерации прав участников уголовного судопроизводства, которое в силу ее статьи часть 3 осуществляется на основе принципа состязательности, предполагающего, что стороны самостоятельно и по собственному усмотрению определяют свою позицию по делу, в том числе в связи с вопросом об уголовной ответственности.

Следовательно, если подозреваемый, обвиняемый не возражает против прекращения уголовного преследования, нет оснований считать его права и законные интересы нарушенными решением о прекращении уголовного дела при условии его достаточной обоснованности. Однако, не будучи непосредственным выражением конституционных принципов гуманизма, справедливости, законности и презумпции невиновности, прекращение уголовного преследования по такому основанию, как устранение новым уголовным законом преступности и наказуемости инкриминируемого лицу деяния, предполагает необходимость обеспечить этому лицу доступ к правосудию для защиты его прав и законных интересов в рамках уголовного судопроизводства.

Такой подход согласуется с обязанностью государства охранять достоинство личности статья 21, часть 1, Конституции Российской Федерации , которое, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, выступает основой всех прав и свобод человека и необходимым условием их существования и соблюдения постановления от 3 мая года N 4-П, от 15 января года N 1-П, от 20 декабря года N П и от 14 июля года N П. В противном случае нарушались бы не только предписания статей 21 часть 1 , 23 часть 1 , 46 часть 1 , 52 и 53 Конституции Российской Федерации, закрепляющие право каждого на защиту достоинства личности, чести и доброго имени от незаконного и необоснованного уголовного преследования, на обеспечение государством доступа к правосудию и компенсации причиненного ущерба, но и провозглашенный ее статьей 19 принцип равенства всех перед законом и судом.

Особенности уголовного судопроизводства по делам частного обвинения предопределяются спецификой рассматриваемых в данном порядке уголовных дел, которые, как следует из части второй статьи 20 УПК Российской Федерации, по общему правилу, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

Заявление в отношении конкретного лица, которое подается потерпевшим или его законным представителем в суд за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 части первой и частью четвертой статьи УПК Российской Федерации , не только признается поводом к возбуждению уголовного дела, но и рассматривается, по сути, в качестве обвинительного акта, в рамках которого осуществляется уголовное преследование.

Устанавливая такие правила, федеральный законодатель наделил потерпевшего правом самостоятельно осуществлять уголовное преследование - обращаться за защитой своих прав и законных интересов непосредственно в суд и доказывать как факт совершения преступления, так и виновность в нем конкретного лица, минуя обязательные в иных ситуациях по делам частно-публичного и публичного обвинения процессуальные стадии досудебного производства постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня года N 7-П и от 17 октября года N П, определения Конституционного Суда Российской Федерации от 17 сентября года N О и от 23 октября года N О.

Вместе с тем согласно Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, предусмотренном данным Кодексом часть вторая статьи 8, пункт 1 части первой статьи 29 , и только суд может установить обоснованность обвинения и принять решение о виновности подсудимого посредством обвинительного приговора пункт 28 статьи 5.

Только в этом случае, как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 17 октября года N П, предъявленное, в том числе частным обвинителем, обвинение трансформируется в государственное осуждение, на основе которого может назначаться мера государственного принуждения или применяться освобождение от нее.

Таким образом, приведенные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сохраняющие свою силу и применимые к делам частного обвинения с учетом их особенностей, предполагают обязанность суда, в производстве которого находится возбужденное им по заявлению потерпевшего или его законного представителя уголовное дело, в случае устранения новым законом преступности и наказуемости деяния, инкриминируемого обвиняемому, при его возражениях против прекращения уголовного дела по такому основанию выяснить его позицию по данному делу и в процедуре рассмотрения дел частного обвинения установить обоснованность или необоснованность обвинения.

Иное свидетельствовало бы об отказе обвиняемому по делу частного обвинения в правосудии, о вынесении судом решения, констатирующего наличие события преступления, совершение деяния, хотя и утратившего уголовную противоправность, конкретным лицом, о правовой оценке деяния события преступления без исследования судом обстоятельств произошедшего и имеющихся доказательств, приводило бы к нарушению принципа равенства перед законом и судом, равноправия сторон судопроизводства, к ограничению прав участников уголовного процесса, в том числе права опровергать обвинение, приводить доказательства своей непричастности к преступлению невиновности и возражать против прекращения дела по основанию, констатирующему совершение именно этим лицом деяния, хотя и декриминализованного новым уголовным законом, но являвшегося преступным на момент его совершения.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 6, , 71, 72, 74, 75, 78, 79 и Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации постановил: 1.

Конституционно-правовой смысл взаимосвязанных положений части первой статьи 10 УК Российской Федерации, части второй статьи 24, части второй статьи 27, части первой статьи и пункта 1 статьи УПК Российской Федерации, выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным, что исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

Правоприменительные решения по делу гражданки Тихомоловой Анны Ильиничны, принятые на основании части первой статьи 10 УК Российской Федерации, части второй статьи 24, части второй статьи 27, части первой статьи и пункта 1 статьи УПК Российской Федерации в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке.

Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и на "Официальном интернет-портале правовой информации" www. Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд Российской Федерации.

An error occurred.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 13 июня г. N П "по делу о проверке конституционности части третьей статьи 61 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Б. Зорькина, судей К. Арановского, А. Бойцова, Н. Бондаря, Г.

Изменение порядка отмены постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования

Прекратить уголовное дело частного обвинения в связи с декриминализацией вменяемых деяний можно только с согласия подсудимого, говорится в постановлении Конституционного суда КС РФ, опубликованном во вторник на его официальном сайте. КС указывает, что в данном случае суды общей юрисдикции обязаны рассмотреть дело частного обвинения по существу и, исследовав имеющиеся доказательства, либо постановить оправдательный приговор, либо прекратить уголовное дело за отсутствием события преступления. Ложно обвиненная Соответствующее постановление было принято в связи с жалобой майора полиции Анны Тихомоловой. А к этому моменту, как пояснили в КС, Тихомолова уже доказала в суде факт отсутствия события преступления. Далее, как следует из материалов дела, она обратилась в вышестоящие инстанции с требованием отменить решение мирового суда, обязать его рассмотреть дело по существу и вынести ей оправдательный приговор или прекратить дело за отсутствием события преступления. Но суды отклонили все ее жалобы, и Тихомолова обратилась в КС с просьбой проверить конституционность части 1 статьи 10 Уголовного кодекса РФ, части 2 статьи 24, части 2 статьи 27, части 1 статьи и пункта 1 статьи Уголовно-процессуального кодекса РФ, во взаимосвязи которых и было принято решение о прекращении дела без ее согласия. Согласие обвиняемого В своем решении КС напомнил, что получение согласия обвиняемого на прекращение дела по нереабилитирующим основаниям вытекает из требования соблюдения гарантируемых Конституцией РФ прав участников уголовного судопроизводства.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Заседание Пленума Верховного Суда РФ 19 декабря 2017 года

Вы точно человек?

Она утверждала, что была ложно обвинена в побоях группой черных риэлторов. По их заявлению мировой суд возбудил в отношении ее уголовное дело. Позже сами обвинители оказались под следствием, а дело против Тихомоловой суд прекратил в связи с декриминализацией соответствующей статьи УК, т. Но к этому времени, утверждала Тихомолова, она уже доказала в суде факт отсутствия события преступления, поэтому требовала рассмотреть дело по существу и вынести оправдательный приговор.

Постановление Конституционного Суда РФ от 2 марта г. N 4-П свои права в случае прекращения уголовного дела за истечением сроков давности дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 14 ноября г. о прекращении уголовного дела или уголовного преследования. о прекращении уголовного дела или уголовного преследования)» в целях реализации Постановления Конституционного Суда.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации следует внести изменения, гарантирующие эффективную государственную, в том числе судебную, защиту от незаконного и необоснованного возобновления уголовного преследования и от ограничения права на возмещение вреда лицу, в отношении которого уголовное дело либо уголовное преследование прекращено на досудебной стадии уголовного процесса. При этом необходимо не допускать ситуацию, при которой исключалась бы возможность отмены принятого на досудебной стадии постановления о прекращении уголовного дела или преследования, если выявились новые сведения о виновности лица и такая отмена нужна для восстановления справедливости и предупреждения совершения новых преступлений. Законопроектом предлагается установить годичный срок, в течение которого прокурор или руководитель следственного органа вправе отменить постановление о прекращении уголовного дела или уголовного преследования.

Конституционный суд запретил прекращать дела частного обвинения без согласия обвиняемых

Зорькина, судей К. Арановского, А. Бойцова, Н. Бондаря, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Л.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: "Дело прекратить, Дадина освободить"
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 4
  1. senutpi

    УУУРРАААА,НАКОНЕЦТО,ЗАБЕР

  2. somtovithy

    Советую Вам посетить сайт, на котором есть много статей по этому вопросу.

  3. Зиновий

    Классно!

  4. Поликсена

    Хороший пост, прочитав пару книг на тему всё таки не взглянул со стороны, а пост как-то задел.

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных