Гипертонический раствор лечение послеоперационного щва

30

 

В начало раздела

В начало статьи


Поскольку непроходимость кишечника представляет собой осложне­ние различных заболеваний, нет, и не может быть единого способа ее лече­ния. Вместе с тем принципы лечебных мероприятий при этом патологичес­ком состоянии, достаточно единообразны. Они могут быть сформулирова­ны следующим образом.
1. Все больные с подозрением на непроходимость должны быть сроч­но госпитализированы в хирургический стационар. Сроки поступления таких пациентов в лечебные учреждения во многом предопределяют про­гноз и исход заболевания. Чем позже госпитализируются больные с острой кишечной непроходимостью, тем выше уровень летальности.
2. Все виды странгуляционной кишечной непроходимости, как и лю­бые виды обтурациии кишечника, осложненные перитонитом требуют неотложного хирургического вмешательства. В связи с тяжелым состоя­нием больных может быть оправдана только кратковременная (не более 1,5-2 часов) интенсивная предоперационная подготовка.
3. Динамическая кишечная непроходимость подлежит консерватив­ному лечению, так как хирургическое вмешательство само по себе приво­дит к возникновению или усугублению пареза кишечника.
4. Сомнения в диагнозе механической кишечной непроходимости при отсутствии перитонеальной симптоматики указывают на необходимость проведения консервативного лечения. Оно купирует динамическую не­проходимость, устраняет некоторые виды механической, служит предопе­рационной подготовкой в тех случаях, когда это патологическое состояние не разрешается под влиянием терапевтических мероприятий.
5. Консервативное лечение не должно служить оправданием необос­нованной задержки хирургического вмешательства, если необходимость его проведения уже назрела. Снижение летальности при кишечной непро­ходимости может быть обеспечено, в первую очередь, активной хирурги­ческой тактикой.
6. Хирургическое лечение механической кишечной непроходимости предполагает настойчивую послеоперационную терапию водно-электро­литных расстройств, эндогенной интоксикации и пареза желудочно-ки­шечного тракта, которые могут привести больного к гибели даже после устранения препятствия для пассажа кишечного содержимого.
Консервативное лечение должно целенаправленно воздействовать на звенья патогенеза кишечной непроходимости. Принципы его заключаются в следующем. Во-первых, следует обеспечить декомпрессию проксималь­ных отделов желудочно-кишечного тракта путем аспирации содержимого через назогастральный или назоинтестинальный (установленный во время оперативного вмешательства) зонд. Постановка очистительной и сифон­ной клизмы при их эффективности («размывание» плотных каловых масс) позволяет опорожнить толстую кишку, расположенную выше препятствия и, в ряде случаев, разрешить непроходимость. При опухолевой толстоки­шечной непроходимости желательна интубация суженного участка кишки для разгрузки приводящего отдела. Во-вторых, необходима коррекция водно-электролитных нарушений и ликвидация гиповолемии. Общие пра­вила подобной терапии изложены в главе III, здесь отметим лишь, что объем инфузионной терапии, проводимой под контролем ЦВД и диуреза (желательна катетеризация одной из центральных вен и наличие катетера в мочевом пузыре), должен составлять не менее 3-4 литров. Обязательно восполнение дефицита калия, так как он способствует усугублению пареза кишечника. В-третьих, для устранения расстройств гемодинамики поми­мо адекватной регидратации надлежит использовать реологически актив­ные средства - реополиглюкин, пентоксифиллин и др. В-четвертых, весь­ма желательна нормализация белкового баланса с помощью переливания белковых гидролизатов, смеси аминокислот, альбумина, протеина, а в тя­желых случаях - плазмы крови. В-пятых, следует воздействовать на пери­стальтическую активность кишечника: при усиленной перистальтике и схваткообразных болях в животе назначают спазмолитики (атропин, платифиллин, но-шпу и др.), при парезе - средства стимулирующие моторно-эвакуационную способность кишечной трубки: внутривенное введение ги­пертонического раствора хлорида натрия (из расчета 1 мл/кг массы тела больного), ганглиоблокаторы, прозерин, убретид, многоатомные спирты, например, сорбитол, токи Бернара на переднюю брюшную стенку). И, на­конец, последнее (по порядку, но не по значению), жизненно необходимы мероприятия, обеспечивающие детоксикацию и профилактику гнойно-септических осложнений. С этой целью помимо переливания значитель­ных количества жидкости, нужно использовать инфузию низкомолеку­лярных соединений (гемодез, сорбитол, маннитол и др.) и антибактериаль­ные средства (см. главу IV).
Консервативная терапия, как правило, купирует динамическую непро­ходимость (возможно разрешение некоторых видов механической непро­ходимости: копростаза, инвагинации, заворота сигмовидной кишки и т.д.). В этом заключается ее роль диагностического и лечебного средства. Если явления непроходимости не разрешаются, проведенная терапия служит мерой предоперационной подготовки, так необходимой при этом патоло­гическом состоянии.
Оперативное лечение острой кишечной непроходимости предполага­ет хирургическое решение следующих лечебных задач.
1. Устранение препятствия для пассажа кишечного содержимого.
2. Ликвидация (по возможности) заболевания, приведшего к развитию этого патологического состояния.
3. Выполнение резекции кишечника при его нежизнеспособности.
4. Предупреждение нарастания эндотоксикоза в послеоперационном периоде.
5. Предотвращение рецидива непроходимости.
Рассмотрим подробнее значение этих задач и возможности их решения. Устранение механического препятствия, обусловившего непроходимость кишечника, должно рассматриваться в качестве основной цели оператив­ного вмешательства. Хирургическое пособие может быть различным и, в идеале, оно не только ликвидирует непроходимость, но и устраняет забо­левание, вызвавшее ее, то есть одновременно решает две из вышеперечис­ленных задач.
Примером подобных вмешательств может служить резекция сигмовид­ной кишки вместе с опухолью в связи с низкой обтурационной непроходи­мостью, ликвидация странгуляционной непроходимости на почве ущемле­ния наружной брюшной грыжи путем грыжесечения с последующей плас­тикой грыжевых ворот и т.д. Вместе с тем подобное радикальное вмеша­тельство осуществимо далеко не всегда в связи с тяжестью состояния боль­ных и характером изменений кишечника. Так, при опухолевой толстоки­шечной непроходимости хирург может быть вынужден ограничиться лишь наложением двуствольной колостомы выше препятствия, отложив выпол­нение резекции кишки на некоторое время (на второй этап), когда проведе­ние подобного травматического вмешательства будет возможным по со­стоянию больного и кишечника. Мало того, иногда наложение межкишеч­ного анастомоза и/или закрытие колостомы приходится выполнять уже в ходе третьего этапа хирургического лечения.
Во время операции хирург помимо ликвидации непроходимости дол­жен оценить состояние кишечника, некроз которого наблюдается как при странгуляционном, так и обтурационном характере этого патологического состояния. Способы оценки жизнеспособности кишечника будут описаны ниже, здесь лишь укажем, что эта задача очень важна, так как оставление в брюшной полости некротизированного кишечника обрекает пациента на смерть от перитонита и абдоминального сепсиса.
Устранив непроходимость путем радикальной или паллиативной опе­рации, хирург не может завершить на этом вмешательство. Он должен эва­куировать содержимое приводящих отделов кишечника, поскольку восста­новление в послеоперационном периоде перистальтики и всасывания из просвета кишки токсического содержимого вызовет усугубление эндоток-семии с самыми печальными для больного и хирурга последствиями. В на­стоящее время методом выбора в решении данной проблемы следует счи­тать интубацию кишечника через носовые ходы, глотку, пищевод и желу­док; с помощью гастростомы, цекостомы или через задний проход. Эта про­цедура обеспечивает удаление токсического содержимого и ликвидацию последствий пареза желудочно-кишечного тракта, как во время операции, так и в послеоперационном периоде.
Завершая оперативное вмешательство, хирург должен подумать о том, угрожает ли пациенту рецидив непроходимости. Если это весьма вероятно, он должен предпринять меры по предотвращению такой возможности. В ка­честве примера можно привести заворот сигмовидной кишки, который воз­никает при долихосигме. Деторсия (раскручивание) заворота устраняет не­проходимость, но совершенно не исключает его повторения, иногда он раз­вивается вновь в ближайшем послеоперационном периоде. Поэтому, если позволяет состояние больного (и его кишечника), следует выполнить пер­вичную резекцию сигмовидной кишки (радикальная операция, исключаю­щая возможность рецидива этого состояния). Если это невозможно, хирург должен произвести паллиативное вмешательство: рассечь сращения, кото­рые сближают приводящий и отводящий отделы кишечника и делают воз­можным заворот, выполнить мезосигмопликацию или сигмопексию (после­днее менее желательно, так как подшивание дилатированной кишки к пари­етальной брюшине чревато прорезыванием швов, а иногда и внутренним ущемлением). Конкретные действия хирурга по профилактике рецидива не­проходимости зависят от ее причины, они будут представлены ниже.
После рассмотрения стратегических задач хирургического лечения не­проходимости обратимся к вопросам тактическим, которые предполагают описание технических приемов решения перечисленных ранее лечебных задач. Основными моментами оперативного вмешательства при непрохо­димости кишечника можно считать следующие:
1. Анестезиологическое обеспечение.
2. Хирургический доступ.
3. Ревизия брюшной полости для обнаружения причины механической непроходимости.
4. Восстановление пассажа кишечного содержимого или его отведение наружу.
5. Оценка жизнеспособности кишечника.
6. Резекция кишечника по показаниям.
7. Наложение межкишечного анастомоза.
8. Дренирование (интубация) кишечника.
9. Санация и дренирование брюшной полости.
10. Закрытие операционной раны.
Оперативное лечение острой кишечной непроходимости предполагает интубационный эндотрахеалъный наркоз с миорелаксантами (подробнос­ти анестезиологического обеспечения операций см. в главе III). Осуществ­ляют широкую срединную лапаротомию. Этот доступ необходим в подав­ляющем большинстве случаев, так как помимо ревизии всего кишечника во время вмешательства часто приходится производить обширную его ре­зекцию и интубацию, а также санацию и дренирование брюшной полости.
Вскрытие брюшной полости следует осуществлять весьма осторожно, особенно при повторных абдоминальных операциях (что нередко при спаечной кишечной не­проходимости). Случайное повреждение и вскрытие просвета резко дилатированной приводящей кишки, часто фиксированной к передней брюшной стенке, чревато самы­ми неблагоприятными последствиями. Из-за контаминации брюшной полости и опе­рационной раны высокопатогенными штаммами кишечной микрофлоры высоковеро­ятно развитие гнойного перитонита и септической (часто анаэробной) флегмоны пе­редней брюшной стенки. Поэтому вскрывать брюшную полость предпочтительно вне зоны послеоперационного рубца.
После эвакуации выпота (по его характеру можно ориентировочно су­дить о тяжести патологического процесса: серозный экссудат характерен для начального периода непроходимости, геморрагический свидетельству­ет о нарушениях кровообращения в кишечной стенке, грязно-бурый - о некрозе кишки) производят новокаиновую блокаду корня брыжейки тон­кой и поперечно-ободочной кишки. Для этого используют 250-300 мл 0,25 % раствора новокаина.
Ревизия брюшной полости должна выявить точную локализацию не­проходимости кишечника и ее причину. Ориентировочно о расположе­нии этой зоны судят по состоянию кишечника: выше препятствия приво­дящая кишка раздута, переполнена газом и жидким содержимым, стенка ее обычно истончена и по цвету отличается от других отделов (от багрово-цианотичной до грязно-черной окраски), отводящая кишка находит­ся в спавшемся состоянии, стенки ее при отсутствии перитонита не изме­нены. Важно помнить, что препятствие, обусловившее развитие непро­ходимости, может находится в нескольких местах на разных уровнях, вот почему необходим тщательный осмотр всего кишечника: от приврат­ника до прямой кишки.
Нередко ревизия кишечника, особенно при «запущенной» непроходи­мости, бывает затруднена из-за раздутых петель кишечника, которые бук­вально выпадают из брюшной полости. Недопустимо оставление перерастя­нутых, заполненных большим количеством жидкого содержимого петель кишечника за пределами брюшной полости в связи с тем, что под силой тя­жести они могут значительно натягивать брыжейку, что еще больше усугуб­ляет нарушения кровообращения в них. В процессе ревизии кишки следует перемещать очень осторожно, окутывая их полотенцем, смоченным в горя­чем физиологическом растворе. Следует предостеречь от попыток вправле­ния их обратно в брюшную полость, поскольку это может привести к разры­ву истонченной кишечной стенки. В таких случаях целесообразно в первую очередь опорожнить приводящие отделы кишечника от газов и жидкого со­держимого. Лучше всего сразу же выполнить интубацию кишечника посред­ством трансназального введения двухпросветного зонда Миллера-Эббота, по мере продвижения которого осуществляют отсасывание кишечного содер­жимого. Назоинтестинальная интубация позволяет осуществить адекват­ную ревизию брюшной полости, обеспечивает опорожнение кишечника на операционном столе и в послеоперационном периоде.
Выполняют назоинтестинальную инту­бацию следующим образом. Анестезиолог заводит зонд через нижний носовой ход в глотку, пищевод и желудок. Далее, опериру­ющий хирург захватывает его через стенку желудка и, продвигая вдоль малой кривиз­ны, проводит его через привратник в две­надцатиперстную кишку вплоть до связки Трейтца. Вслед за этим, ассистент поднима­ет и удерживает поперечную ободочную кишку, а хирург, пальпаторно определяя на­конечник зонда, низводит его в тощую киш­ку (иногда для этих целей приходится пере­секать связку Трейтца). Затем хирург, нани­зывает тонкую кишку на зонд, проводя пос­ледний вплоть до препятствия, а после его устранения - до илеоцекального угла (рис.7.5). Данная процедура осуществляет­ся при постоянной подаче зонда анестезио­логом. Важно следить за тем, чтобы зонд не перегибался и не сворачивался кольцами в желудке или кишечнике. Проксимальные отверстия зонда обязательно должны нахо­диться в желудке, а не в пищеводе, что чревато аспирацией кишечного содержимого. С другой стороны, если все отверстия располагаются в кишечнике, может возникнуть опасное переполнение желудка. В раде случаев может быть необходимым введение в него дополнительного (второго) зонда.
После выполнения назоинтестинальной интубации и обнаружения пре­пятствия приступают к его устранению: пересекают спайки, разворачивают заворот или производят дезинвагинацию. Устранение обтурационной непро­ходимости в одних случаях достигается путем энтеротомии, в других - с помо­щью резекции кишки, наложения обходного анастомоза или колостомы.
После устранения причины непроходимости следует оценить жизне­способность кишки, что при острой кишечной непроходимости является одной из самых сложных задач, от правильного решения которой может зависеть исход заболевания. Степень выраженности изменений поражен­ного участка определяют только после ликвидации непроходимости и декомпрессии кишки.
Основными признаками жизнеспособности кишки являются сохранен­ный розовый цвет, наличие перистальтики и пульсации краевых сосудов брыжейки. При отсутствии указанных признаков, за исключением случаев явной гангрены, в брыжейку тонкой кишки вводят 150-200 мл 0,25 % ра­створа новокаина, ее обкладывают салфетками, смоченными горячим физи­ологическим раствором. Через 5-10 минут повторно осматривают подозри­тельный участок. Исчезновение синюшной окраски кишечной стенки, появ­ление отчетливой пульсации краевых сосудов брыжейки и возобновление активной перистальтики позволяют считать его жизнеспособным.
Нежизнеспособная кишка должна быть резецирована в пределах здоровых тканей. Учитывая, что некротические изменения появляются сначала в слизистой оболочке, а серозные покровы поражаются в после­днюю очередь и могут быть мало изменены при обширном некрозе слизис­той кишечника, резекция производится с обязательным удалением не ме­нее 30-40 см приводящей и 15-20 см отводящей петель кишечника (от странгуляционных борозд, зоны обтурации или от границ явных гангре­нозных изменений). При длительной непроходимости может потребовать­ся более обширная резекция, но всегда удаляемый участок приводящего отдела должен быть вдвое протяженнее отводящего. Любые сомнения в жизнеспособности кишечника при непроходимости должны склонять хи­рурга к активным действиям, то есть к резекции кишечника. Если такие сомнения относятся к обширному отделу кишечника, резекцию которого пациент может не перенести, можно ограничиться удалением явно некротизированной части кишки, анастомоз не накладывать, приводящий и от­водящий концы кишки ушить наглухо. Рану передней брюшной стенки ушивают редкими швами через все слои. Кишечное содержимое в послеоперационном периоде эвакуируют по назоинтестинальному зонду. Через 24 часа после стабилизации состояния больного на фоне интенсивной те­рапии выполняют релапаротомию для повторной ревизии сомнительного участка. Убедившись в его жизнеспособности (при необходимости произ­водят ререзекцию кишки), анастомозируют проксимальный и дистальный концы кишечника.
Важная роль в борьбе с эндотоксикозом принадлежит удалению токсич­ного содержимого, которое скапливается в приводящем отделе и петлях ки­шечника, подвергшихся странгуляции. Если ранее (во время ревизии) инту­бация кишечника не была выполнена, ее следует произвести в этот момент. Опорожнение кишечника может быть достигнуто через назоинтестиналь-ный зонд, либо путем сцеживания его содержимого в участок, подлежащий резекции. Делать это через энтеротомическое отверстие нежелательно из-за опасности инфицирования брюшной полости, но иногда без подобной мани­пуляции невозможно обойтись. Тогда через энтеротомию в центре кисетного шва (на участке кишки, подлежащему удалению) заводят толстый зонд.
Операцию заканчивают тщательным промыванием и осушением брюш­ной полости. При значительном количестве экссудата и некротическом по­ражении кишечника (после его резекции) следует дренировать через кон­трапертуры полость малого таза и зону максимально выраженных! изме­нений (например, боковые каналы). Учитывая сохранение пареза кишеч­ника в ближайшем послеоперационном периоде и повышенную опасность эвентрации, рану передней брюшной стенки ушивают особенно тщательно, послойно. Целесообразно наложение на апоневроз помимо обычных, не­сколько «8»-образных лавсановых швов.
Послеоперационное ведение больных. Особенностью ближайшего пос­леоперационного периода при острой кишечной непроходимости является сохранение пареза кишечника, водно-электролитных расстройств, наруше­ний кислотно-основного состояния, тяжелой интоксикации. Поэтому все мероприятия, направленные на устранение этих патогенетических момен­тов, начатые в предоперационном периоде и проводимые во время хирурги­ческого вмешательства, в обязательном порядке должны быть продолжены и после операции. Большое значение в профилактике и лечении пареза ки­шечника принадлежит его декомпрессии. Это эффективно достигается дли­тельной аспирацией кишечного содержимого через зонд Миллера-Эббота и, в меньшей степени - аспирацией желудочного содержимого. Аспирацию, сочетающуюся с промыванием и средствами селективной деконтаминации кишечника (см. главу IV) осуществляют в течение 3-4 суток, до уменьше­ния интоксикации и появления активной перистальтики кишечника. В тече­ние этого времени больной находится на парентеральном питании. Суточ­ный объем инфузионных сред составляет не менее 3-4 л.
Восстановлению функции кишечника способствует коррекция водно-электролитных расстройств. Для стимуляции моторной функции кишеч­ника используют антихолинэстеразные препараты (прозерин, убретид), ганглиоблокаторы (диколин, димеколин), гипертонический раствор хло­ристого натрия, токи Бернара, очистительные и сифонные клизмы.
Более 75 % всех осложнений, развивающихся в послеоперационном пе­риоде у больных, перенесших операцию по поводу острой кишечной не­проходимости, связаны с инфекцией (перитонит, нагноение раны, пневмо­ния). Поэтому обязательно проведение антибактериальной терапии, осо­бенности которой изложены в главе IV.
Отдельные виды кишечной непроходимости
«Распознавание непроходимости кишок есть уже значительный шаг вперед. Врач, сумевший поставить этот диагноз, - хороший врач. Но хи­рург, который будет приглашен, удовольствуется ли он столь общим диаг­нозом? Не должен ли он, по крайней мере, попытаться пойти дальше? Если он не приложит усилий, не будет стараться найти причину непроходимос­ти, то значит он - хирург, довольствующийся малым» (Г.Мондор).
Изложенные выше клинические проявления высокой и низкой, странгуляционной и обтурационной непроходимости кишечника упрощают за­дачу описания отдельных ее разновидностей. Характер консервативных мероприятий в малой степени зависит от причины развития этого патоло­гического состояния. Поэтому кратко остановимся лишь на особенностях клинической семиотики и хирургической тактики при различных видах механической непроходимости.
Заворот тонкой кишки (рис.7.6) возникает при усиленной перисталь­тике и переполнении проксимальных ее отделов содержимым, при чрез­мерно длинной брыжейке, наличии спаек и сращений в брюшной полости. Это одна из наиболее тяжелых форм кишечной непроходимости. Различа­ют тотальные завороты (в них участвует весь тонкий кишечник) и частич­ные, в которые вовлекается лишь одна из ее петель. Заворот чаще происхо­дит по ходу часовой стрелки на 360-720°. Наиболее опасны тотальные и высокие частичные завороты тонкого кишечника.
С самого начала заболевания состояние больных тяжелое, оно быстро ухудшается вследствие болевого шока, резкого обезвоживания и прогрес­сивного эндотоксикоза. Лицо осунувшееся, страдальческое, губы цианотичны. Больные жалуются на сильнейшие, нетерпимые схваткообразные боли (которые полностью не проходят), вздутие живота, отмечается неук­ротимая рвота сначала съеденной пищей, затем застойным содержимым.
При этом виде непроходимости в первые часы заболевания может быть стул, что связано с опорожнением нижележащих отделов кишечника. Тем­пература тела обычно нормальная, в тяжелых случаях пониженная. Дыха­ние учащено. Язык сухой, обложен белым налетом. Вздутие живота может быть незначительным. Характерны симптомы Валя, Тевенара, Склярова. При аускультации на высоте схваткообразных болей выслушивается уси­ленная перистальтика. При перкуссии в нижних и боковых отделах живота может отмечаться укорочение перкуторного звука в связи с наличием вы­пота. В зоне метеоризма определяется тимпанический звук.
Рентгенологически обнаруживают множественные горизонтальные уровни жидкости в тонком кишечнике, чаши Клойбера, симптом перистости, которые визуализируются преимущественно в центре брюшной полости.
Лечение заворота тонкой кишки хирургическое. Во время операции производят раскручивание завернутой петли кишки в направлении, обрат­ном завороту (деторсия). Нежизнеспособная тонкая кишка подлежит ре­зекции в пределах здоровых тканей с наложением анастомоза между при­водящей и отводящей петлей кишки «конец в конец» или «бок в бок». Ле­тальность при данном виде непроходимости может достигать 25 %, что свя­зано с запоздалой операцией.
Заворот сигмовидной кишки встречается преимущественно у мужчин пожилого и старческого возраста, у которых возникают значительные ана­томические изменения этого отдела кишечника (удлинение кишки и деформация ее брыжейки). Сигмовидная кишка принимает лирообразную форму с узким основанием, что способствует развитию заворота.
Основными симптомами заболевания служат боли в левой половине живота, отсутствие стула и газов, рвота и метеоризм. Боли возникают вне­запно, носят схваткообразный характер, между приступами полностью не проходят. Они сопровождаются повторной рвотой. В анамнезе у таких боль­ных часто имеются указания на запоры, примерно четверть из них ранее уже подвергалась госпитализации по поводу острой кишечной непроходимости. Во время сильных болей больной беспокоен, часто принимает коленно-локтевое положение, ложится на левый бок, подтягивает ноги к животу.
При объективном исследовании отмечается неравномерное вздутие живота в подчревной области и правой половине живота с западением ле­вой подвздошной области (симптом Шимана). При пальпации живот мяг­кий. Выявляется локальная болезненность в левой подвздошной ямке, со­ответственно сдавленной брыжейке сигмовидной кишки. Легкие сотрясе­ния брюшной стенки вызывают «шум плеска». При аускультации в случае сохранившейся перистальтики кишки выслушиваются различные кишеч­ные шумы с металлическим оттенком. Можно также выслушать «шум па­дающей капли». При развитии пареза перистальтика кишечника исчезает, наступает «мертвая тишина», но зато довольно отчетливо выслушиваются биения сердца и дыхательные шумы, которые проводятся столбом газов, находящихся в раздутой кишке. При ректальном исследовании анус зияет, определяется раздутая пустая ампула прямой кишки (симптом Обуховской больницы), характерный для этого вида непроходимости. Развитие некротических изменений в сигмовидной кишке может сопровождаться кровянистыми выделениями. Положителен симптом Цеге-Мантейфеля, определяемый при постановке клизмы.
Рентгенологически выявляется резко раздутая в виде «гигантской шпильки» или «двустволки» сигмовидная кишка, заполняющая большую часть брюшной полости. В обоих коленах кишки наблюдаются горизон­тальные уровни жидкости. Большое диагностическое значение имеет ис­следование с контрастной клизмой: заполняются прямая кишка и дистальный отдел сигмовидной до места странгуляции, при этом создается фигура «клюва», по направлению которого можно определить, в какую сторону произошел заворот кишки.
Лечение заворота сигмовидной кишки хирургическое, лишь в первые часы заболевания сифонная клизма иногда может разрешить непроходи­мость. Оперативное вмешательство преследует две цели: устранение кишеч­ной непроходимости и предупреждение ее рецидива. После ликвидации за­ворота и освобождения кишки от содержимого с помощью зонда, введенного
через прямую кишку, определяют ее жизнеспособность. Если кишка нежиз­неспособна, ее резецируют. Операцию в этом случае обычно завершают од­ноствольной сигмостомией, дистальный (отводящий) конец ушивают на­глухо. В тех случаях, когда некроза нет, возможны следующие варианты за­вершения оперативного вмешательства. Во-первых, если в анамнезе име­лись признаки повторного заворота и состояние больного позволяет, следует выполнить первичную резекцию сигмовидной кишки с наложением анастомо­за (радикальная операция). Если тяжесть состояния больного исключает подобную возможность, производят мезосигмопликацию по Гаген-Торну. После рассечения Рубцовых сращений в корне брыжейки сигмовидной обо­дочной кишки накладывают 3-4 параллельных сборчатых шва на передний и задний листки брыжейки перпендикулярно к оси кишечной трубки. В ре­зультате их затягивания «высота» брыжейки уменьшается, она делается шире, раздвигая приводящий и отводящий колена кишки, что уменьшает вероятность рецидива заворота. В ряде случаев прибегают к другой паллиа­тивной операции - сигмопексии, во время которой кишечную стенку узловы­ми швами фиксируют к париетальной брюшине.
Узлообразование - достаточно редкая, но крайне тяжелая форма странгуляционной кишечной непроходимости. В подавляющем большин­стве случаев в нем принимают участие петли тонкого кишечника и сигмо­видная кишка (рис. 7.7), при этом ущемляющее кольцо почти всегда обра­зуется тонкой кишкой, в котором ущемляется сигмовидная. Между тем некротическим изменениям раньше подвергается тонкая кишка, посколь­ку сама сигмовидная кишка в какой-то степени «защищает» сосуды ее бры­жейки от полного сдавления.
Узлообразование протекает с выраженными симптомами шока, инток­сикации и обезвоживания организма. Больные беспокойны, стонут, жалу­ются на сильные боли в животе, многократную рвоту, общую слабость. Боли мучительные, резко усиливаются во время перистальтики вышеле­жащих отделов кишечника. Симптоматика со стороны живота относитель­но скудная. Живот почти не вздут, возможна его асимметрия. В брюшной полости рано появляется выпот. При узлообразовании между петлями тонкой и сигмовидной кишкой у больных одновременно выявляются при­знаки высокой и низкой кишечной непроходимости - многократная рвота, тонко- и толстокишечные уровни, симптомы Цеге-Мантейфеля и Обуховской больницы.
Лечение узлообразования хирургическое. Оперативное вмешательство при данной патологии отличается большими техническими трудностями. «Развязать» узел из-за резкого вздутия и переполнения содержимым ки­шечной петли часто бывает невозможно. Лишь в первые часы заболевания, когда еще не развился выраженный отек и не наступило резкое вздутие кишечника, эта процедура выполнима. Узел ликвидируют после опорож­нения толстой кишки с помощью зонда, предварительно введенного через задний проход. Ущемление сигмовидной кишки после этого ослабевает, что облегчает ее освобождение из ущемляющего тонкокишечного кольца. Узел, образованный нежизнеспособными петлями сразу подлежит резек­ции. Попытки «развязать» его в таких условиях, недопустимы. Резекция тонкой кишки должна заканчиваться восстановлением проходимости ки­шечника путем наложения анастомоза. В случае резекции толстой кишки в связи с ее гангреной безопаснее вы­вести одноствольную колостому. Пассаж по толстой кишке восста­навливают в плановом порядке.
Инвагинация встречается в лю­бом возрасте, однако преимуще­ственно наблюдается у детей до 5 лет (75 %). При этом виде непро­ходимости происходит внедрение одного отдела кишки в другой (рис.7.8). При инвагинации образу­ется цилиндр, состоящий из трех кишечных трубок, переходящих одна в другую (значительно реже инвагинаты состоят из 5-7 цилинд­ров и более). Наружный цилиндр
называется воспринимающим; внутренний и средний цилиндры - образу­ющими. Место перехода внутреннего цилиндра в средний - носит назва­ние головки инвагината, а место перехода наружного цилиндра в сред­ний - его шейкой. В зависимости от направления внедрения инвагинация бывает нисходящей (изоперистальтической) и восходящей (антиперис­тальтической). При развитии инвагинации наряду с обтурацией кишки возникают некротические изменения в инвагинированной кишечной пет­ле в результате сдавления и тромбоза сосудов брыжейки (странгуляция) поэтому в большей степени страдает кровообращение внутреннего цилин­дра инвагината. Сдавление брыжейки кишки вначале вызывает венозный застой, стенка кишки становится отечной, полнокровной. Транссудат, по­ступающий в дистальные отделы кишечника, обнаруживается в виде кро­вянистых выделений из заднего прохода. В дальнейшем развивается не­кроз инвагинированной кишки. Наружный цилиндр инвагината обычно некрозу не подвергается. На серозной поверхности внедренной кишки в области шейки инвагината в результате воспалительных изменений выпа­дает фибрин и, таким образом, даже некротически измененный внутрен­ний цилиндр оказывается изолированным от брюшной полости. Опас­ность развития перитонита вследствие этого минимальна.
Развитие инвагинации обусловлено рядом обстоятельств. Во-первых, полип или экзогенно растущая подвижная опухоль могут за счет перистальтики продвигаться вниз (в дистальном направлении), увлекая за собой стенку кишки. Во-вторых, полага­ют, что инвагинация возникает в результате дискоординации сокращений циркуляр­ных и продольных мышц кишечника, в связи, с чем на участок кишки со спазмом кру­говой мускулатуры «надвигается» другой отдел с продольно сокращенной мускулату­рой. В-третьих, этот вид непроходимости может быть результатом ограниченного па­реза мускулатуры кишечной стенки и внедрения в этот участок нормально перистальтирующей петли кишки.
Чаще всего (в 80 % случаев) наблюдается подвздошно-толстокишечная инвагинация, при которой происходит внедрение терминального отдела подвздошной кишки сначала в слепую, а затем далее в восходящую и по­перечную ободочную кишку. Клиническими особенностями инвагина­ции являются пальпация в глубине брюшной полости мягкоэластического опухолевидного образования и кровянистые выделения из прямой кишки. При илеоцекальной инвагинации отмечается отсутствие слепой кишки на обычном месте, вместо нее находят «пустую» подвздошную ямку (симптом Шимана-Дачса). Большое значение для раннего опреде­ления кровянистых выделений имеет пальцевое исследование прямой кишки. В отличие от дизентерии при инвагинации отмечается выделение почти чистой крови. Для дизентерии же характерен частый жидкий стул с примесью слизи, гноя и крови. При илеоцекальной инвагинации ценные сведения дает контрастная ирригоскопия: определяется дефект наполне­ния с ровными вогнутыми контурами и видимое изображение «двузубца», «трезубца» или «кокарды», а сам инвагинат обнаруживается в виде серии колец или гофрированной трубки.
Учитывая частую опухолевую этиологию инвагинации и возможные рецидивы, лечение инвагинации у взрослых только хирургическое. Объем операции зависит от длительности непроходимости, состояния кишечника и его брыжейки. В случаях ранней операции, следует попытаться произве­сти дезинвагинацию. Для этого предварительно в корень брыжейки вводят 80-100 мл 0,25 % раствора новокаина, что снимает кишечный спазм и об­легчает процедуру расправления инвагината. Затем левой рукой захваты­вают весь инвагинат, а правой производят легкое надавливание на его го­ловку («выдаивание»), постепенно выводя ввернутый цилиндр кишки. Попытки устранения инвагинации потягиванием за внедренный конец кишки опасны нарушением ее целостности и поэтому недопустимы. Не следует разделять спайки в области шейки инвагината, изолирующие внутренний цилиндр инвагината, который к этому времени может уже зна­чительно пострадать. В таком случае лучше прекратить попытки дезинвагинации и приступить к резекции кишки. Если дезинвагинация удалась, то определяют жизнеспособность кишки и стараются найти морфологичес­кий субстрат, послуживший причиной развития этого вида непроходимос­ти (крупный полип, внутрипросветную опухоль, дивертикул Меккеля). Выявленные аномалии устраняют хирургическим путем (резекция киш­ки - клиновидная или на протяжении). При невозможности дезинвагинации не следует накладывать обходной анастомоз, поскольку инвагинация может прогрессировать и не только обтурировать его, но и вызвать некроз значительного участка кишки. Резекцию кишечника при инвагинации производят, когда расправление внедренных петель оказывается невыпол­нимым или когда они оказываются нежизнеспособны.
Наиболее частыми причинами обтурационной кишечной непроходи­мости являются рак толстой кишки, спаечный процесс в брюшной полос­ти и копростаз.
Для диагностики опухолевой обтурационной толстокишечной непро­ходимости большое значение имеют анамнестические данные, указываю­щие на диспепсические явления, тошноту, запоры, сменяемые поносами, выделение с калом крови и слизи.
Клинические проявления опухоли зависят от локализации ее в левой или правой половине ободочной кишки. Это связано с отличиями функционирования этих отделов толстого кишечника, а также характером роста опухоли. Рак правой половины толстой
кишки в основном растет в просвет киш­ки, не инфильтрируя стенки в виде фиб­розного кольца, и поэтому длительное время не приводит к обтурации. Кроме этого, диаметр правой половины толстой кишки, как правило, в 1,5-2 раза больше, чем левой. Даже при большой по размеру опухоли значительная часть кишечной стенки свободна от опухолевого роста и проходимость кишки редко бывает нару­шенной. Наличие такой опухоли прояв­ляется общими признаками: субфебрили­тет, похудание и значительная анемия.
Опухоли левой половины толстой кишки чаще характеризуются инфильт­рирующим ростом, что приводит к цир­кулярному сужению ее просвета с преоб­ладанием в клинической картине при­знаков частичной кишечной непроходи­мости. Растущая опухоль постепенно су­жает просвет кишки, но при этом успева­ет развиться гипертрофия мышечного слоя приводящей петли. Перистальтика становится более активной и оживлен­ной, она может быть заметна через пере­днюю брюшную стенку. У больных появ­ляются периодические боли, связанные с усилением перистальтики, и вздутие жи­вота. По мере сужения просвета кишки затруднения для продвижения содержи­мого возрастают, что приводит к усиле­нию болей. Эти боли обостряются в пе­риод функциональной активности тол­стой кишки. Характерна задержка стула, сменяемая поносом, что связано с усиленным выделением слизи воспаленной слизистой оболочкой приводящей киш­ки, которая разжижает скапливающиеся каловые массы.
При значительном вздутии жи­вота, характерном для обтурационной непроходимости, трудно пальпаторно определить опухоль левой половины ободочной кишки, по­скольку она представляет собой как бы простую ее перетяжку в виде кольца плотной фиброзной консистенции. Судить о наличии такой опухоли можно по косвенным признакам - баллонообразному вздутию приводящего отдела толстой кишки. Напротив, опу­холи слепой кишки, восходящей и поперечной оболочной достигают значи­тельных размеров и доступны для пальпации.
У половины больных с опухолевой непроходимостью, ее удается разре­шить консервативными мероприятиями - спазмолитиками и сифонной клизмой. Ликвидации этого патологического состояния способствует ин­тубация опухоли и приводящей кишки во время колоноскопии. Купирова­ние явлений острой кишечной непроходимости позволяет подготовить па­циента к радикальной плановой операции по поводу злокачественной опу­холи. Экстренное оперативное вмешательство показано при неэффектив­ности консервативной терапии.
При операбельных опухолях правой половины толстой кишки (рис. 7.9) выполняют правостороннюю гемиколэктомию с наложением илеотрансверзоанастомоза (рис. 7.10,7.11). Если опухоль неоперабельна накла­дывают обходной илеотрансверзоанастомоз (рис. 7.12).
У больных с опухолью левой половины ободочной кишки в случае операбельности производят резекцию сигмовидной кишки (рис. 7.13) или ле­востороннюю гемиколэктомию, в зависимости от локализации и распрост­раненности онкологического процесса. В условиях острой кишечной не­проходимости операцию выполняют в два или даже три этапа, что связано с чрезвычайно высоким риском несостоятельности швов первичного анас­томоза. В первом случае после удаления опухоли накладывают одно ствольную колостому (операция Гартмана), вторым этапом выполняют восстановительную операцию.
брюшине и накладывается концевая колостома.
У больных пожилого и старческого возраста, поступающих с явления­ми острой обтурационной толстокишечной непроходимости наиболее оп­равдано трехэтапное оперативное вмешательство. На первом этапе форми­руют разгрузочную двуствольную трансверзостому (рис. 7.14-А). Данную операцию можно легко сделать под местным обезболиванием из небольшо­го разреза передней брюшной стенки. Преимуществами такого вмешатель­ства является его малая травматичность и высокая эффективность в плане устранения явлений острой кишечной непроходимости. После нормализа­ции состояния пациента, водно-электролитного и белкового баланса (на это может уйти 2-3 недели) приступают ко второму этапу, а именно удале­нию злокачественной опухоли (рис. 7.14-Б). Третьим этапом (через 2-3 месяца) закрывают колостому, восстанавливая пассаж по прямой кишке (рис. 7.14-В).
Копростаз чаще возникает в старческом возрасте вследствие хрони­ческих запоров, атонии кишечника, спастического колита, слабости брюш­ного пресса, длительного применения слабительных. Имеют значение ано­малии развития кишечника - мегаколон, мегасигма и врожденные мембра­ны Джексона, задерживающие опорожнение кишечника.
Основными симптомами копростаза являются продолжительная за­держка стула и газов, метеоризм, распирающие боли в животе. Состояние больных обычно удовлетворительное, живот равномерно вздут, мягкий,
умеренно болезненный по ходу толстого кишечника. При ректальном ис­следовании определяются плотные каловые массы, заполняющие прямую кишку. Если копростаз вовремя не разрешить, состояние больных начинает ухудшаться, возникают признаки дегидратации, «шум плеска» и даже «ка­ловая» рвота. Характерно частое рецидивирование заболевания.
Копростаз подлежит консервативному лечению. После пальпаторного удаления каловых камней и настойчивой сифонной клизмы обычно отме­чается отхождение кала и газов, ликвидация других симптомов обтурационной кишечной непроходимости.
Желчнокаменная обтурация относится к редким формам кишечной непроходимости. Это объясняется тем, что мелкие желчные камни беспре­пятственно проходят через кишечный тракт. Обтурация кишечника возни­кает при больших размерах желчных камней (диаметром не менее 5 см), проникающих в просвет кишечника через пузырно-кишечный свищ. Чаще наблюдается закупорка дистальных отделов тонкого кишечника. Поражаются преимущественно женщины пожилого возраста. Заболевание протекает с типичными симптома­ми обтурационной непроходимос­ти. При рентгенологическом иссле­довании наряду с признаками ост­рой кишечной непроходимости в ряде случаев удается определить наличие газа в желчном пузыре и желчных протоках.
Обтурационная непроходи­мость на почве желчных камней при безуспешности консервативных ме­роприятий подлежит хирургическо­му лечению. Во время лапаротомии показаны энтеротомия ниже места обтурации и удаление конкремента. При наличии гангрены или перфо­рации кишки производится резек­ция измененной кишечной петли с первичным анастомозом.
Спаечная непроходимость в настоящее время является наибо­лее частой формой кишечной не­проходимости. Спайки могут рас­полагаться между кишечными пет­лями, фиксировать их к другим органам брюшной полости или к париетальной брюшине. Закрытие просвета кишечника возникает в результате перегибов кишечной трубки с образованием «двуство­лок» (рис. 7.15), ее деформации и сдавления спайками (обтурацион­ная непроходимость). Особенно опасными являются шнуровидные спайки (рис. 7.16), которые могут обусловить внутреннее ущемление петель кишечника (странгуляционная непроходимость).
и образованием «двустволки», без нарушения кровообращения (схема).
Кроме предрасполагающего фактора, каковым является наличие спаек, для возникновения кишечной непроходимости необходимы еще и произ­водящие факторы - нарушение режима питания, прием больших доз сла­бительных, физическое напряжение, способствующие нарушению двига­тельной функции кишечника.
Клинические проявления зависят от вида спаечной непроходимости. При странгуляционном ее характере состояние больного тяжелое, отмеча­ется повторная рвота, резкие боли и вздутие живота, задержка стула и га­зов. При аускультации выслушивается усиленная перистальтика. При обтурации кишечника течение заболевание не столь драматическое, симпто­мы непроходимости нарастают постепенно.
В анамнезе таких больных имеются указания на перенесенную в про­шлом травму, хирургические вмешательства, воспалительный процесс. Больные часто жалуются на периодические боли в животе, урчание, задер­жу стула и газов, другие симптомы непроходимости, которые ликвидиро­вались самостоятельно, с помощью консервативных мероприятий либо оперативным путем. Важную информацию может дать исследование пас­сажа бариевой взвеси по тонкой кишке.
Спаечную кишечную непроходимость, развивающуюся без странгуля­ции часто удается ликвидировать консервативными мерами. Больным вво­дят спазмолитики, производят аспирацию желудочного содержимого, ста­вят сифонную клизму, проводят инфузионную терапию. Странгуляционная спаечная кишечная непроходимость подлежит экстренному оператив­ному лечению. Объем оперативного вмешательства определяется характе­ром изменений в брюшной полости и состоянием кишки. Ущемляющие спайки пересекают. При множественных сращениях и рубцовых стенозах кишки может быть выполнен обходной межкишечный анастомоз.
Большой проблемой является рецидив спаечной непроходимости ки­шечника, который возникает в разные сроки послеоперационного периода. Ее пытались решить разными способами: профилактическим введением в брюшную полость фибринолитиков, «обертыванием» кишечника полимер­ными пленками, выполнением пристеночной интестинопликации (опера­ция Нобля, Чайлд-Филлипса) и т.д. Все эти меры, к сожалению, не исключа­ют возможности повторения непроходимости. В настоящее время вместо интестинопликации можно рекомендовать проведение длительной (7-9 дней) назоинтестинальной интубации с тщательной предварительной ук­ладкой (шинированием) кишечных петель, что обеспечивает их фиксацию в желаемом порядке и снижает опасность рецидива непроходимости.
В последнее время широкое распространение получило эндоскопичес­кое лечение острой спаечной тонкокишечной непроходимости. Преимуществом данного метода лечения является его минимальная травматичность, что значительно снижает вероятность рецидивирования спаечного процес­са в брюшной полости. Вместе с тем нельзя не отметить определенные трудности, нередко возникающие при введении трокара в брюшную по­лость в связи с большой угрозой травмы раздутой перерастянутой приво­дящей кишки, часто фиксированной к передней брюшной стенке. Для ис­ключения ятрогенных осложнений необходимо придерживаться опреде­ленных зон пункции брюшной полости, которые зависят от вида предыду­щего оперативного вмешательства и локализации рубца на передней брюшной стенке.

Продолжить чтение
Хирургу. Острая кишечная непроходимость
Хирургу. Острая кишечная непроходимость. Лечение

 

Источник: http://www.medbibl.ru/surgeons/acute-intestinal-ob...

Лечение ишиаса медикаментозно

Добавь свой комментарий

Введите символы с картинки

Мрт с контрастом позвоночник онкология